Иллюстрированный биографический энциклопедический словарь
 
 

Антонио Вивальди

«Рыжий священник»

(«В мире музыки-1978», М., «Советский композитор», с. 22-23)

 
 
 


Трудно поверить: если вы перелистаете книгу немецкого музыковеда Э. Бюккена «Музыка эпохи рококо и классицизма», изданную в Германии в 1927 году и переведенную на русский язык в 1934-м, то не найдете там ни одного упоминания об Антонио Вивальди! А сегодня... Стоит только просмотреть концертные афиши любого мало-мальски заметного культурного центра, чтобы неоднократно встретить имя гениального итальянского музыканта.

 

Судьба как самого композитора, так и его творческого наследия поистине поразительна. Скудные биографические сведения ведут исследователей в Венецию XVII века. Здесь, в легендарном городе Отелло и Дездемоны, родился, вырос и провел большую часть жизни Антонио Вивальди. Происхождение самое что ни на есть простое: отец, Джованни Баттиста, - парикмахер, а со временем... профессиональный скрипач. Вторую специальность и наследовал сын. Впрочем, и он оказался, выражаясь на современный лад, совместителем. Избрав музыкальную карьеру, Антонио с 15 лет начал двигаться по служебной лестнице и как священник. Такое сочетание - не редкость для Италии тех времен. В монастырском приюте церкви делла Пьета и разворачивается деятельность композитора. Важное место в образовании воспитанниц приюта занимала музыка. Их силами устраивались публичные концерты, и в обязанности Вивальди, помимо педагогики, входило сочинение новых произведений для концертных выступлений его подопечных. В результате религиозные обязанности отошли на второй план, и вскоре «рыжий священник» (как называли Вивальди за цвет его волос) прекратил служить обедню. В позднейшем письме он объясняет свою акцию следующим образом: «Уже 25 лет как я не служу обедню и никогда больше не буду служить, не вследствие запрета или приказа... а по собственному моему решению; это из-за болезни, которая мучает меня от рождения. Со времени назначения меня священником я служил обедню в течение целого года с лишком; потом я перестал это делать после того, как трижды был вынужден покинуть алтарь, не доведя ее до конца по причине своего недуга».

 

Итак, болезнь. Однако напряженный ритм творческой жизни Вивальди заставляет с сомнением относиться к этой версии. Все силы и время отнимала у него музыка; ей он был предан всей душой, а не католической церкви. С 1713 года Вивальди становится главным композитором своеобразной венецианской консерватории при церкви делла Пьета. До тех пор он уже зарекомендовал себя великолепным мастером инструментальной музыки - сочинил немало скрипичных сонат и концертов, завоевавших известность и за пределами Италии. Теперь основная сфера деятельности Вивальди - опера. Развивая традиции венецианской школы, он создал около 50 произведений этого жанра. Надо заметить, что выдающийся художник был в то же время человеком весьма предприимчивым: он добился успеха и на поприще театрального импресарио. К тому же апогея достигает и репутация Вивальди-скрипача; к венецианскому виртуозу приезжают учиться музыканты разных европейских стран. Слава сопровождается материальным благополучием.

 

Между тем в родном городе Вивальди по-прежнему создает все новые и новые инструментальные сочинения для учащихся, репетирует с ними, преподает. Он путешествует по Европе, где его имя пользуется всеобщим уважением. Как оперный композитор Ви­вальди сотрудничает с лучшими итальянскими либреттистами того времени - Апостоле Дзено и Пьетро Метастазио.

 

Но под конец жизни фортуна отвернулась от удачливого маэстро. Еще в 1739 году земляки чествовали своего любимца, а вскоре современник писал из Венеции: «К моему большому изумлению, я нашел, что его здесь ценят далеко не столь высоко, как он того заслуживает, - здесь, где все зависит от моды, где слишком долго слушали его вещи и где прошлогодняя музыка уже не делает сборов».

 

В 1740 году Вивальди покидает Венецию и отправляется в Вену, надеясь на покровительство своего давнего почитателя императора Карла VI. Но и здесь его ждет разочарование - внезапная смерть императора, война, разорение, тяжелая болезнь. На чужбине прощается с жизнью вчерашний кумир музыкальной Европы.

 

Кумир, забытый на сто лет. Да и вспомнили его в середине XIX века под сенью великого Баха, который, как выяснилось, проявлял интерес к творчеству Вивальди и сделал обработки его скрипичных концертов. Однако к 1922 году был опубликован полный каталог прижизненных изданий музыки композитора. А вскоре два открытия дали наконец нашим современникам исчерпывающее представление об объеме и значении творческого наследия Вивальди. Осенью 1926 года музыковед А. Джентили обнаружил в монастырском колледже Сан-Карло в Сан-Мартино, 14 томов неизвестных сочинений «рыжего священ­ника». Через несколько лет к ним присоединились рукописи из коллекции наследника родовитого генуэзского семейства Дж. Дураццо. И это сокровище обнаружил неутомимый А. Джентили. Надо сказать, что и в наши дни время от времени появляются сообщения о новых находках, заставляющих вновь и вновь удивляться творческой плодовитости Вивальди. Словом, по прошествии трех веков к композитору вернулась былая слава. И по заслугам...

 

Вивальди обогатил мировую музыку многими неувядающими шедеврами. Свыше 450 инструментальных концертов, десятки опер, фундаментальные оратории, светские кантаты, разного рода культовая музыка - мессы, мотеты, псалмы... Ему принадлежит историческая заслуга создания законченной формы инструментального концерта. В качестве солирующего инструмента Вивальди обращался к виолончели, виоле, продольной и поперечной флейтам, гобою, фаготу, кларнету, трубе, валторне, лютне, органу и даже к мандолине. Но, конечно, наибольшее внимание в этом жанре уделял он скрипке, для которой написал (точнее говоря, обнаружено!) 228 концертов с сопровождением. И немудрено: ведь сам композитор с удивительным совершенством играл на этом инструменте, резко расширил его выразительные и технические возможности.

 

Вивальди нередко называют отцом программного симфонизма. Почти три десятка своих инструментальных произведений композитор наделил названиями. Музыка многих из этих сочинений носит звукоизобразительный характер. Однако программный принцип такого шедевра, как цикл из четырех скрипичных концертов «Времена года», действительно, предвосхищает достижения романтических партитур следующего столетия. Да, Антонио Вивальди, несомненно, был провозвестником новых путей. И недаром итальянский композитор А. Казелла подчеркивает, что Иоганн Себастьян Бах был величайшим почитателем Вивальди и, вероятно, единственным, «кто в то время смог понять все величие гения этого музыканта».

 
 

TopList
Hosted by uCoz