Иллюстрированный биографический энциклопедический словарь
 
 

Владимир Терво

 
 

Интервью Владимира Терво Виктору Попову
Екатеринбург, 18 мая 1992 г. (в сокращении). 

В августе 1993 года я несколько раз встречался с Владимиром Терво. Нам предстояла поездка в Швайнфурт (Германия), где должна была состояться европейская премьера моих 24-х прелюдий и фуг для гитары, а он был первым исполнителем этого сочинения. В то время его творческие интересы были связаны с немецкой скрипачкой - стажером Московской консерватории М. Пфлюгер. Они часто выступали вместе. За несколько дней до нашей поездки они пришли ко мне домой с тортом. Мы прекрасно посидели у меня на кухне, попивая чай и беседуя о всяких пустяках. Я обратил внимание на то, что Володя выглядел сильно уставшим - он тогда признался мне, что помимо концертов давал частные уроки. И вообще жизнь здесь его как-то тяготила. В Швайнфурт мы попали в разное время. Премьера гитарного цикла - 24 прелюдии и фуги - прошла удачно. Володя играл хорошо, но сильное нервное напряжение сказывалось. На нашем последнем ужине в Швайнфурте я его спросил, что он думает делать дальше? Поедет домой или... Володя не дал мне точного и определенного ответа. Сейчас он работает в Штуттгарте в одной из музыкальных школ.

Игорь Рехин


В. Попов: Володя, у меня к Вам традиционная просьба. Расскажите кратко свою биографию. 

В. Терво: Родился я в 1957 году в Новокузнецке - это Кузбасс, Кемеровская область. Начинал я у Фомина Николая Федоровича в Новокузнецке, он был самоучка: пытался поступать в училище несколько раз, но так и не поступил. Вообще, я очень благодарен этому человеку, который открыл для меня мир гитары. А получилось так. Я учился в школе, мне было лет 11. К нам пришел человек и сказал, что он работает в музыкальной школе и ищет себе учеников. У него была гитара с собой, он взял инструмент, сыграл какую-то пьесу, и я влюбился в гитару. Если бы этого не случилось, я не стал бы музыкантом. А музыкальное училище имени Гнесиных я закончил у педагога Ерзунова Виктора Алексеевича. Сейчас это музыкальный колледж. Гнесинский институт теперь называется Российская академия музыки, а Московский институт культуры - теперь Академия искусств. 

В.П.: Володя, расскажите, пожалуйста, о ваших музыкальных пристрастиях, о репертуаре, как вы выбираете композиторов, что вы предпочитаете играть? 

В.Т.: Баха я люблю очень. И старинную музыку - XVII - XVIII веков. Ренессанс, Барокко. Мне это очень близко. 

В.П.: А современной гитарной музыкой не интересуе-тесь? 

В.Т.: Недавно сыграл в Москве весь цикл: 24 прелюдии и фуги Игоря Peхина. Это было первое исполнение этого произведения. В декабре 1991 в Тбилиси сыграл симфонию для оркестра и гитары Германа Джапаридзе. Именно так, а не наоборот. Партия гитары очень интересна. Композитор сам умеет играть на гитаре, знает этот инструмент и хорошую музыку для нее пишет. 

В.П.: Я знаю, что у него есть еще Концерт для гитары с камерным оркестром. 

В.Т.: Очень любопытная музыка, кстати. Герман Джапаридзе - очень разносторонний музыкант, обожает гитару. Много пишет симфонической, скрипичной, вокальной музыки. То есть это не чисто гитарный композитор. И это очень важно. Так же, как Игорь Рехин, к слову. 

В. П.: А о музыке Игоря Рехина что вы можете сказать? Ведь Вы много ее играете. Вот хотя бы это ПЕРВОЕ исполнение его 24-х прелюдий и фуг для гитары в Москве. 1 час 40 мину чистой музыки! Это же надо решиться на такой подвиг. Что Вас привлекло ней? Вы на все 100% ее понимаете? Или, может, автор с Вашей помощь писал этот грандиозный труд? 

В.Т.: Да, конечно, мы вместе работали. Хотя у него есть большой опыт работы с гитарой: два концерта для гитары с оркестром - для семиструнной и для шестиструнной; Соната для семиструнной и для шестиструнной; есть мелкие пьесы для гитары, ансамбли, "Альбом юного гитариста". 

В.П.: Кстати, очень любопытный сборник. Я в Донецке был на презентации этого Альбома, когда о нем рассказывал Рехин, а кто-то из гитаристов иллюстрировал. По-моему, этот абсолютно новый музыкальный материал будет пользоваться успехом в музшколах, в работе с начинающими малышами. Володя, расскажите о Вашем участии в конкурсах - всероссийских, международных. Где, когда, с каким успехом? 

В.Т.: В Ленинграде, в 1979 году участвовал в конкурсе исполнителей на народных инструментах, где я ничего не получил, никакой премии. Потом был очередной Всероссийский конкурс в Туле, в 1986 году. Там разделил третью премию с Асей Бардиной. Первую никому тогда не присудили. А вторая была у Доценко Володи из Харькова. 

В 1986 году, буквально через несколько месяцев после Всероссийского играл в Гаване - тоже третья премия; через три года - в Барселоне - опять третья премия. 

В.П.: Чем отличаются, скажем, наши внутренние всероссийские конкурсы гитаристов от международных? Наверное, есть какие-то различия? Подход? Требования? 

В.Т.: Ну, во-первых, наш Всероссийский конкурс - это не гитарный конкурс, а состязание исполнителей на русских народных инструментах. И это плохо для гитаристов. 

В.П: Недавно я получил информацию: в Киевской консерватории класс гитары открыли на ОРКЕСТРОВОЙ КАФЕДРЕ. 

В.Т.: На Западе в учебных заведениях вообще не существует никаких кафедр. Там у них есть одна кафедра - однородных инструментов: кафедра, например, флейты, кафедра скрипки и так далее. А международные конкурсы - тоже все разные. Например, по системе баллов, т. е. системе оценки исполнителя. Вот международный конкурс гитаристов "Радио Франции". Тут участник должен сначала прислать кассету с записью своей игры. Я, правда, еще не участвовал в нем. Есть конкурсы, в которых есть возрастные ограничения; в других - этого нет. Недавно я получил условия американского международного конкурса, он будет осенью 1992 года - там нет ограничений возраста исполнителей. 

В.П.: Вы поедете туда? 

В.Т.: Не знаю, не знаю пока. Кстати, Алеша Зимаков в ноябре 1991 в Америке на международном конкурсе получил I премию. Там имеет смысл завоевать только ПЕРВУЮ премию - потому что это возможность сыграть 50 концертов в Соединенных Штатах в течение года или двух. А премия небольшая, по их понятиям - две тысячи долларов. А второе, третье места остаются без концертов. С Алешей вместе ездил его педагог из Института имени Гнесиных - Николай Комолятов. 

В.П.: А где и когда Вы у нас в стране побывали на гастролях? С какого года разъезжаете с концертами? 

В.Т.: Ой, везде уже, везде побывал. Гастролирую лет 14-15 уже - начал с 20-летнего возраста. Сначала разъезжал с балалаечником Олегом Гитлиным, кстати, очень многому у него научился. Сейчас он уже не играет. Побывал с концертами на Камчатке - раз пять уже. И север и юг нашей страны, и Сибирь, и Центральная часть мною освоены. 

За рубежом был в Польше, Румынии, Болгарии, Югославии, Испании, Чехословакии, на Кубе. Я видел, когда людям из бывшей ГДР разрешили только одну ночь на переход из Восточного в Западный Берлин, и всю ночь шли люди через весь Берлин. Было это в 1989 году. Зрелище потрясающее. 

В.П.: Володя, вот Вы теперь за рубежом играете. А какое отношение там к нашим гитаристам? Во сколько оценивают там наших гитаристов, в сравнении с другими? С точки зрения материальной. 

В.Т.: Разные, разные гонорары. И в бывших соцстранах - по-разному. А так от пятисот долларов и выше, это, конечно же, не по высшему разряду. Самые высоко оплачиваемые из гитаристов: Джон Вильямс, Джулиан Брим - от 10 до 15 тысяч долларов за сольный концерт... 

В.П.: Каковы Ваши отношения с телевидением, радио, фирмами грамзаписи? 

В.Т.: Один диск у меня уже есть, но это старый диск, давно записанный (1987). Намечается к выходу еще один. Он будет основан на записях радио тоже пятилетней-десятилетней давности. Одна сторона - сборная русская музыка: "Пряха" Высотского, обработки Сергея Орехова, сочинения Игоря Рехина. Другая сторона - музыка испанская. 

В.П.: Вы только что сыграли в концерте 24 прелюдии и фуги Игоря Рехина. Есть у Вас намерение запечатлеть их на диске? 

В.Т.: Желание есть. Весной, я договорился на фирме "Мелодия", что должен быть компакт-диск. Они сначала брались это сделать. Потом у меня было много поездок. Месяца через два я снова появился на фирме, а мне говорят: "А того человека, который с вами разговаривал, уже нет, он ушел". Я говорю: "Ну и что теперь?" А мне отвечают: "Ничего теперь"... 

В.П.: Когда Вы играли ту грандиозную премьеру, 24 прелюдии и фуги, микрофоны-то хоть были на сцене? Нерядовое событие это было записано? 

В.Т.: Рехин писал на магнитофон сам для себя. Любительскую запись сделали. 

В.П.: А серьезной профессиональной записи не сумел организовать никто? 

В.Т.: Нет, нет. 

В. П.: Но ведь это форменное головотяпство, с точки зрения гитарного искусства, гитарной истории в нашей стране: премьера такого уникального сочинения нашего современника, будто такое каждый день происходит... 

Володя, скажите несколько слов об инструменте, на котором Вы играете, о струнах, которыми пользуетесь. Потому что гитарную аудиторию это всегда интересует. 

В.Т.: У меня одна гитара. Испанский мастер Гонсало. Играю на ней пять лет. А струны - это уж, как Бог подаст: любые ставлю, какие подарит кто-нибудь, какие достану. Ваш свердловчанин Чесноков Юрий Кондратьевич делает неплохие струны - я ими пользуюсь. 

В.П.: В каком состоянии, по-вашему мнению, "гитаризм" сегодня у нас в стране и за рубежом? В сравнении. 

В.Т.: Главная проблема у нас - репертуарная проблема. Это очень замечаешь, когда слышишь от иностранных гитаристов: вот вы играете музыку испанскую, латиноамериканских композиторов... А свою-то - русскую - не играете, что ли? Действительно, почти никто из наших гитаристов русскую, советскую гитарную музыку не играет. Может, качество музыки виновато. И все же гитаристы - народ ограниченный. А некоторые говорят, что они еще и пьяницы. Ничем не интересуются. Кстати, это касается и всех остальных музыкантов: пианисты ходят на пианистов и не бывают на симфонических концертах. Баянисты ходят на баянистов и так далее. Вот проблема. 

В.П.: Кто на Ваш взгляд сегодня лучшие гитаристы-исполнители в России? 

В.Т.: Ну, что тут собственно рассуждать про гитаристов, это известно: Комолятов, Фраучи. Из старшего поколения - Сергей Орехов, наверное. 

В.П.: Ну, кстати, отношение к Орехову, я знаю, неоднозначное у слушателей: кто-то в восторге от его игры, а кто-то не принимает. Мне приходилось это слышать. 

В.Т.: Но ведь Баха он не играет и правильно делает - это не его стезя. А то, что он играет - играет очень хорошо. 

В. П.: Какие Вы видите проблемы в нашем деле сегодня - в педагогике, в концертной жизни? И как их решать? 

В.Т.: Повторяю: прежде всего - репертуарные проблемы. Причем, не только у гитаристов. Пианисты ведь тоже играют одно и то же. Одни и те же произведения Рахманинова, Чайковского... Видимо, когда музыка на слуху- легче играть, удобнее. И легче жить. 

В.П.: Володя, вот Вы только что заочно закончили Уральскую консерваторию по классу гитары. Уже имея два лауреатских звания. Что Вам дала эта учеба? Сколько лет Вы проучились, точнее проездили в нашу консерваторию? 

В.Т.: Два года, а в общей сложности я учился тут (я просчитал): один месяц. 

В.П.: Всего один месяц учебы в Уральской консерватории? 

В.Т.: Так называемой учебы! 

В. П.: Вам поставили на выпускном экзамене высшую оценку - 10 баллов. А что Вы играли, назовите всю программу. Кто был председателем государственной экзаменационной комиссии? 

В.Т.: Председателем был преподаватель из Нижнего Новгорода (г. Горький), фамилию не помню. А программа была такая: Бах - Прелюдия и фуга ре минор (из Второй лютневой сюиты); Скарлатти - Соната ре минор (клавесинная); Родриго - "Фанданго"; Высотский - "Пряха" и Агуадо - "Рондо". 

В.П.: У Вас есть в репертуаре гитарные концерты с оркестром? 

В.Т.: Есть. Концерт Вивальди - я играл в Москве. Есть даже запись на радио. К слову, когда был тот знаменитый путч 19 августа 1991 г., прихожу домой, жена мне говорит: "Тут передавали постановление НОВОГО СОВЕТСКОГО руководства - ГКЧП, а после этого пустили твою запись Концерта. Видимо, очень любят они классику" ... 

В.П.: Володя, о Вас были какие-то публикации в газетах, журналах? 

В.Т.: Были. В частности, в журнале "Музыкальная жизнь" за 1988 год: о концертах каких-то или о фестивале, Вайсборд писал. А вообще, очень немного пишут. 

В.П.: И в заключение вопрос общего плана. Что Вы цените больше всего в людях? 

В.Т.: (Подумав). Наверное, порядочность. Это очень ёмкое слово, ёмкое понятие - оно объединяет в себе очень многие вещи. Тут и честность, и обязательность... Это то, что называется надежный человек. 

В. П.: Ну что же, Володя, спасибо за беседу. Желаю Вам дальнейших творческих успехов... 

© Гитаристъ, №3, 1997 г.



 
 

TopList
Hosted by uCoz