Иллюстрированный биографический энциклопедический словарь

Алексей Александрович
Агибалов

 

АГИБАЛОВ Алексей Александрович (род. 1940), - известный киргизский гитарист-семиструнник, композитор, художник, просветитель.  Живет и работает в г. Бишкек, Кыргызстан (в 1926-91 гг. – г. Фрунзе, столица Киргизской ССР). Выпускник Государственного музыкального училища им. Гнесиных (г. Москва, 1969). Гастролировал в Харькове , Ростове-на-Дону, Москве, Красноярске, Волгограде, Екатеринбурге. Дипло-мант фестивалей гитарной музыки в Москве (1988) и Фрунзе (1989).

Алексей Александрович Агибалов

Фото В.Пирогова (Газета "Вечерний Бишкек")

А.А. Агибалов – единственный гитарист, которому удалось записать пять концертов для семиструнной гитары с оркестром. Участвует в масштабном российском проекте по созданию антологии русской гитарной музыки, в рамках которой уже записал 24 произведения, в том числе 16 принадлежащих лучшим гитарным композиторам начала XIX века и 8 собственных. А. Агибалов сделал много записей на республиканском радио и ТВ. Записал две грампластинки на фирме «Мелодия» (Москва, 1987-1989): диск-гигант с русской музыкой и миньон с пьесами киргизских классиков и современников. Автор музыки к шести документальным фильмам «Киргизфильма» и «Ордо», а также музыкального оформления спектаклей Русского драматического театра и театра Арсена Умуралиева. Аккомпанировал Народным артистам Киргизской ССР С. Бекмуратовой, Н. Акрамовой, Т. Менаждиновой, В. Портновой, Народному артисту СССР Булату Минжилкиеву. В 1970 г. начал заниматься чеканкой, а с 1975 – ювелирным дизайном. В 1978 году получил несколько частных уроков у Народного художника Грузии Кобы Гурули. Участник нескольких республиканских выста-вок декоративно-прикладного искусства (1981, 1983) и выставок ювелиров, организуемых Союзом художников Кыргызстана. С 1990 г. является членом Союза народных мастеров Киргизии. Работы Алексея Агибалова находятся в частных коллекциях Южной Кореи,Германии, США, России и Киргизии.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Р. КАМАРЛИ.

Живая душа гитары [Беседа с А. Агибаловым]

 "Вечерний Бишкек", 24.01.2000 


Скрипка, виолончель, гитара – инструменты, из которых мастер извлекает звуки, прикасаясь к струне. Но идут они прямо от сердца, – убежден Алексей Агибалов. Хотя, послушав фортепианный концерт в исполнении Владимира Горовица, он почти готов был отказаться от своего мнения, что лишь у гитары живая душа.

Агибалова называют академиком гитары, одним из лучших гитаристов-семиструнников нашего времени.


– Значит ли это, что вы достигли вершины, Алексей Александрович?

– Нет. Потому что здесь нет той высшей точки, до которой можно добраться. Вопрос можно поставить по-другому: реабилитирована ли русская гитара, стала ли она равна шестиструнной. Ведь на гитаре с шестью струнами играл весь мир, для исполнителей писали музыку лучшие композиторы. В России же семиструнная была да и остается прежде всего народным инструментом. Среди семиструнников практически не было концертантов. Труд этот требовал от гитариста жесточайшей дисциплины и многочасовой работы. Мало было и серьезных произведе-ний для этого инструмента. Сейчас, на мой взгляд, положе-ние изменилось. Появились несколько исполнителей. Пока не больше пяти на всем постсоветском пространстве. И они способны играть серьезную музыку, которая ставит в один ряд оба инструмента.

Русская музыкальная литература, в частности, для семи-струнной гитары, становится популярной за рубежом. И точно так же, как русские сапожки, мода на которые пришла в Россию с Запада, возвращается к нам. Думаю, только ценители гитары знают, что единственному гитаристу, Агибалову, удалось записать пять концертов для семиструнной гитары с оркестром. Его гитара звучит в документальных фильмах и театральных спектаклях, в камерных квартетах и в сопровождении фортепиано и клавесина. И часто – это музыка, которую не услышишь в программах других гитаристов. И все же он считает, что это лишь начало возрождения гитары.


У москвичей возникла потрясающая идея – записать антологию русской гитарной музыки. Ее уже начали воплощать несколько гитаристов. Пригласили и меня. Я записал 24 произведения, 16 из них принадлежат корифеям гитары начала XIX века и 8 – мои собственные. И эта работа еще не окончена.

– А кроме русской музыки, вас вдохновляет что-нибудь?

– Есть у меня произведения и на кыргызскую тему. Недавно записал концерт с симфоническим оркестром “Рапсодия гор”. В нем звуки гор, водопадов и обвалов, журчание ручья. Я использовал здесь форму, “подслушанную” в записях известных комузистов. Никогда не думал, что можно так виртуозно играть на трех струнах. Вначале кажется, что мелодия как бы “топчется” на одном месте, но постепенно добавляется по одной нотке и звучание все нарастает. В гитарном исполнении это получается очень своеобразно.

Алексей Агибалов готов наслаждаться звучанием любого инструмента, лишь бы играл Мастер. Но к тому, что происходит сегодня на эстраде, относится с содроганием.


– Все заполонила попса. И основная масса молодежи слушает только ее. “Сочинители” сегодня – чаще всего музыкально необразованная шпана, – говорит Агибалов. — Вы посмотрите только на лица тех, кто участвует в оргиях на стадионах, дискотеках! Они все как будто во власти Сатаны.

– Ну уж сразу и Сатаны.

– Да ведь такая музыка не от Бога идет! Вспомните иконописцев великих. Они ведь молились два–три года, ожидая Божьего благословения, прежде чем начать писать. А Бах? Его называли космическим ретранслятором. В рукописях у него не было ни одной помарки. Казалось, что ему диктовал кто-то сверху.

– Но ведь и вы могли бы как-то влиять на музыкальные вкусы современников?

– Сложно быть Дон Кихотом. У меня такое впечатление, что здесь я никому не нужен, как будто я не существую физически. Поэтому с концертами выступаю исключительно для страждущих. Иногда пою для друзей-горнолыжников.

Горы – еще одна страсть Алексея Агибалова. Ближайшие вершины начал покорять лет с тринадцати. А потом появилась другая любовь – камни. То, что горы обладают особой энергетикой, очищающей и подзаряжающей, он понял позже. Убедился на себе. А страсть к поиску интересных камней, по его словам, сродни золотоискательству, когда важен сам процесс поиска и добычи. Много лет назад кто-то из друзей привез ему в подарок кусок хризопраза. С этого все и началось.


– Мы ведь знаем о камнях гораздо меньше, чем люди, жившие в эпоху фараонов. Не ведаем ни об их целебных свойствах, ни о многом другом, что в них таится. А ведь у каждого не только своя звезда, но и свой камень. Я не раз видел, как камни “забирали” болезни у моих друзей, убеждался в их уникальных свойствах аккумулировать космическую энергию и передавать ее тем, кто их носит. Каждый раз, разрезая хризопраз, моховой опал или агат, покрытый “рубашкой”, я буквально замираю. Непредсказуемо то, что откроется взору. Совершенно неожиданные оттенки всех цветов радуги скрыты внутри. И камень сам подсказывает, что из него можно сделать.

А до камней была чеканка. Секция декоративно-прикладного искусства, участие в выставках ювелиров, организуемых Союзом художников.


– Я не претендую на звание профессионального ювелира, – говорит Агибалов, – но люблю делать вещи сегодня сложнее, чем вчера, и стараюсь не повторяться.


TopList
Hosted by uCoz